Welcome to Ponyforum.ru | My Little Pony: Friendship is Magic

Зарегистрируйтесь или войдите чтобы увидеть все разделы форума.

Calm Spirit

Чив, Чима

“Зебрика — чудесный неизведанный континент, и на нём, разумеется, можно найти множество интересных вещей. Сегодня я собираюсь отправится в Кирнаарские джунгли, на которые местные указывают копытами и делают страшные рожи, и осмотреться там. Я так и не понял, что они хотят сказать, но какая разница — я должен исследовать весь этот материк. Во имя Королевы! Во славу науки!”

Полосатый пони оглядел бумажку перед ним, проворчал что-то насчёт “Варваров, непонятно что делающих с деревом”, и бросил её в костёр. Охота сегодня не задалась, а возвращаться к выжженке без еды — значило вызвать немилость говорящих с лоа, и, соответственно, самих лоа, оставшихся без жертвы по вине твоей собственной кривоногости. А значит никакой удачи на следующей охоте. Хотя, и на этой они тоже поскупились. Продолжая прислушиваться, он бросил ещё несколько веток и перевернул последнюю оставшуюся от платы за прошлую добычу клухву, которая оказалась единственным овощем, способным произрастать на отвоёванной у джунглей земле. Здоровенная оранжевая хреновина, несколько обуглившаяся на огне, формой схожий с бёдрами той пони, что выращивала его… И такой аппетитный.

“Местные растения не перестают удивлять. Буквально вчера какой-то миленький цветочек, который попытался сорвать мой ассистент, вцепился в него и пока отдирали обескровил беднягу. Остальные, конечно же, тут же потребовали двойную плату, припомнив, как невинная полянка буквально несколько часов назад схлопнулась и поглотила ещё двоих. Пообещал им тройное жалование. А куда деваться — в одиночестве в этом местечке будет… Неприятно. Но я не сомневаюсь, что всё это приведёт к чему-то важному. Во имя Королевы! Во славу науки!”

Ещё одна страница из книжки, уже наполовину порванной, полетела в огонь. Обычно охотник хранил их на растопку, но сегодня скукоживающися и обращающиеся в пепел кусочки чего-то, что по экспертному мнению мамбо когда-то было деревом, просто успокаивали его. Сняв овощ с огня, зебра быстро расправился с ним, и поднялся на ноги. Если и сейчас не повезёт найти тропу — то придётся идти назад без зверя. Солнце уже и так опустилось опасно низко, и если слишком долго прождать — то к племени вернётся разве что его туша, обнаруженная кем-то из более удачливых охотников. Сунув книгу в сумку, полосатый поднялся на ноги и нырнул в заросли.

“У меня создаётся впечатление, что кто-то следит за мной. Сегодня пропал один из ассистентов. Если бы я не видел лично, как он ложился спать под куполом заклинания, защищающего от животных (и где бы добыть такое подвижное…) , я бы решил, что он остался в желудке той змеи, которую мы видели днём и от которой еле сбежали, благо её размеры позволяли. Но ничего. Мы выберемся отсюда. Во имя Королевы! Во славу науки!”

Спустя буквально полчаса блужданий, он обнаружил след. Тропинка, проторенная молодым кипарогом, и ведущая куда-то в сторону ближайшего озерца. Мрачно улыбнувшись, охотник потрусил по следу, настороженно вслушиваясь в звуки леса. Было бы крайне неприятно вляпаться в мухоловку или повстречаться с питоном, когда ты уже у цели. И, наконец узрев спину зверя, склонившегося над водой, он рванул вперёд. Испуганно затрубившее животное шарахнулось, но ничего не смогло противопоставить отработанным действиям — прыжок на спину… Ухватить за уши… И править в сторону деревни. Сегодня лоа будут довольны.

“Я. В плену. Я в плену! В плену! Меня поймали какие-то животные. Они похожи на местных, но все какие-то грязные… И дикие. Книгу с пером не отобрали, а зеркало почему-то взяли. Меня посадили в какую-то нору. Ужас. Меня! Величайшего исследователя Короны! Скоты. Сегодня приходил их шаман. Прямо передо мной зарезал какую-то здоровенную птицу и испохабил труп. Потом стоял в трансе и пялился в стену. И вдруг заговорил со мной. Выяснял, кто я и чего нужно. На моём языке. Которого местные не знают… Вот загадка… Кажется, сюда снова кто-то идёт. Но я выберусь. Во имя Королевы! Во славу…” *чернила образовали отвратительное пятно, залив оставшуюся часть страницы”

Зверь, мотающий головой, уверенно нёсся к яме, погоняемый охотником, дёргающимся в сторону от местной флоры и фауны и одновременно твёрдо правящим при помощи ушей. Финишная прямая — и ликующий полосатый катится по земле, а кипарог лежит в яме, опутанный сетью из местных лиан, прочной, как стальные тросы, вот только куда более гибкой. Устало вздохнув, зебра поднялся на ноги и устало пошёл внутрь, намереваясь доложить о своей добыче.

 

“Уж сколько лет прошло, а всё припоминают нам этого исследователя” проворчал юный хуган. “Ну, съели джунгли его. Как и всех тут едят. Природа такая”. Он был крайне недоволен результатами очередной беседы с миссионером, пришедшим в их края с новой религией. Право слово, какая же глупость — верить в бога, который призывает прорываться вверх за счёт других и помогает только в этом. Зачем такой здесь? Лучше пойти, поймать фарана пожирнее, да и прирезать во славу лоа. А они тебе и обеспечить урожай помогут, и помочь побольше таких же изловить. Да и с остальным подсобят, только обратись с уважением, да к кому надо. “Приехал и сразу — не так живёте, не туда плюёте… Грязными назвал… Сам бы попробовал свою холёную шкурку сохранить без заклинаний своих, когда в каждом озере тебя ждёт не зелдил так одна из этих кувшинок… Брр..” Впрочем, семена сомнений в его душу уже упали. И жажда увидеть что-то кроме этого враждебного края тоже. “Ну и что, что наши “соплеменники”, как они называют сломленных, в рабстве? Мы же не они”. С каждым днём желание уйти из места, ежеминутно пытающегося съесть, отравить, иссушить или убить тебя ещё десятком неприятных способов места нарастало.

Солнечный свет. Снаружи даже он казался иным. Наверное, от того, что появилось время рассмотреть его получше. Жеребец сморщился и отвернул голову. “Нет, не стоило всё же рассматривать”. Он тряхнул головой. Второй день пути с этим ушлым пони привёл его и также пожелавшего покинуть племя охотника в какой-то портовый городок, из тех, где массово покупаются и продаются рабы, золото и редкая ювелирная кость. В оном порту герои и сменили своё социальное положение, проданные хозяину одного из кораблей за повышенную цену “как сильные варвары”. Зато выяснили, почему никто из ушедших никогда не возвращался в джунгли. А ведь думали, что от хорошей жизни. В ответ на справедливое возмущение зебр своим новым положением, были предъявлены весьма убедительные алебарды и копья, а потом и кандалы, окончательно закрепившие их место на корабле.

Кораблик собирался проторчать на приколе ещё с недельку, заполняясь до упора, но немного не сложилось — в городке начался бунт. Даже Бунт. И владелец посудины, резко сменив стратегию торговли, отдал швартовы и покинул это местечко. Но от судьбы, видать, не уйдёшь — вскоре корабль попал в шторм и буквально развалился на части, размётанный на много миль вокруг незнакомого побережья вместе со всем экипажем. Рабы, которые уже были робами разве что доски, к которой были прицеплены кандалы, пришли в себя в незнакомом лесу. При помощи обнаруженного неподалёку валуна они избавились от не слишком-то нужных железных украшений, явно сделанных не слишком-то умелым и любящим своё дело кузнецом, и вскоре уже достаточно освоились в незнакомом месте, слава Локо и Огуну. А затем вновь двинулись в путь, с трудом понимая куда, зная лишь то, что где-то там есть другие живые и разумные существа, пусть даже и пони. Всяко лучше, чем бесцельно болтаться по лесу, который мало чем отличается от родных джунглей.

 

Чив

Зебра. 23. Хуган Локо.

Некрупный зебр с тёмно-серой гривой, заплетённой в дреды и украшенной несколькими зелёными лентами, отражающими сравнительно давно утраченный статус. Взгляд зеленых глаз обычно несколько отрешён и задумчив. На шее, принадлежащей крепкой и жилистой тушке, висит несколько джуджу, оберегающих хозяина от различных мелких напастей вроде некрупных насекомых и пресмыкающихся, позволяющих разжечь огонь или “привязать” к себе мелких зверушек. Остальное тело покрывает слой грязи, до которого владельцу, привыкшему к этому, дела особо нет. Под ним почти не различимы различные шрамы, оставленные в подарок колючими растениями и зубастыми зверьками, особенно из много на передних ногах.

Мировоззрение: Законно нейтральный.

Фатализм, терпение и вера в лоа — то, что отличает большинство будущих хуганов. Привыкший к порядкам племени, Чив просит от обращающихся к нему за помощью лишь одного — соответствующей жертвы для лоа. Животное, размеры которого должны соответствовать просьбе. В реалиях Доминиона, подходящую жертву зачастую бывает довольно непросто найти, не то что связать и подготовить к ритуалу. А специфические компоненты он, так уж и быть, найдёт сам. Впрочем, иногда ему не чужда и бескорыстная помощь страждущему.

Пожитки:

В двух пошитых из шкур сумках валяется множество различных полезных и не очень реагентов: корешков, листочков, цветков, травинок, камешков, внутренностей животных и прочих милых вещей, к которым относится и половина запаса провизии, различных плодов и ягод. А также очень одинокий джуджу, размалёванный красно-чёрным и вострый скальпель. Ну и совсем напоследок — силки, манок и пара мотков крепкой верёвки, обнаруженных на месте кораблекрушения.

 

Чима

Зебра. 24. Охотник

Можно сказать, что он - полная противоположность своему товарищу. Высокий, крупный зебр, на телосложении которого сказались многие годы тренировок. С головы свисают длинные патлы, - жеребец не утруждает себя заботой о своем внешнем виде - чаще всего забранные назад, “чтобы в глаза не лезло”. Как и у всех охотников в гриве есть расточка темно-бирюзового цвета, как отличительный знак. Носит при себе пять метательных ножей. Тело также покрыто шрамами и царапинами различной степени страшности.

Мировоззрение: Хаотично добрый.

Крайне озабочен своей судьбой, импульсивен. Его очень легко разозлить и вывести из себя. Однако, к счастью для других, он также легко успокаивается, во многом благодаря Чиве, с которым и делил месяцы не слишком приятного пути по лесам Доминиона, весьма неприятным, хоть и куда более безопасным чем родные джунгли. До встречи с хитрым ублюдком-работорговцем считал, что другие правила жизни, кроме племенных, которые провозглашали всеобщее равенство перед лоа и взаимопомощь, не могут существовать, и пережитое повергло его в сильный шок, заставив крайне настороженно относится ко всем встреченным пони, не доверяя никому. Однако где-то в глубине души он затаил надежду, что некоторые из них все же должны быть хорошими, и, в случае чего, он всегда готов помочь им совершенно бескорыстно. На мордочке, чаще всего, безразличное выражение

Пожитки:

К ремню, перекинутому через спину, прикреплены метательные ножи. Сверху накинут кусок ткани, служащий плащом, любезно одолженный у не пережившего кораблекрушение пони. На этом его пожитки заканчиваются, разве что иногда ему приходится тащить на себе продовольствие.

 

Краткий словарик использованных терминов

Клухва - овощ, являющийся основным продуктом питания в деревнях зебр в Кирнаарских джунглях.

Лоа - духи основных сил вселенной (зла, добра, воспроизводства, здоровья и прочих аспектов повседневной жизни)

Мамбо - кобылка-жрец лоа

Хуган - жеребец-жрец лоа

Локо - покровитель лекарей, растений и деревьев.

Огун - воин, покровитель воинов, механиков, кузнецов, лоа силы, огня, здоровья.

Джуджу — амулет, усиливающий связь с каким-либо лоа и позволяющий получить его помощь без обычного жервтоприношения. Обычно являются оберегами от чего-либо.

Также присутствуют несколько диковинных и редких Зебриканских зверей, который, в сущности, значения не имеют.

Share this post


Link to post
Share on other sites

Для публикации сообщений создайте учётную запись или авторизуйтесь

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать учетную запись

Зарегистрируйте новую учётную запись в нашем сообществе. Это очень просто!


Регистрация нового пользователя

Войти

Уже есть аккаунт? Войти в систему.


Войти