Welcome to Ponyforum.ru | My Little Pony: Friendship is Magic

Зарегистрируйтесь или войдите чтобы увидеть все разделы форума.

John_Doe

Пользователи
  • Публикаций

    3
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Информация о John_Doe

  • Звание
    Новичок

Посетители профиля

188 просмотров профиля
  1. 1) Поправил. 2) Да, выглядит буквально, как рояль в кустах, но я специально так сделал. По замыслу лук пролежал там недолго и его хозяин вероятно ещё жив и возможно даже хочет вернуть потерянное. Просто я хотел попытаться как-то развить эту тему в дальнейшем. Если совсем не подходит, то я конечно могу изменить момент, но мне хотелось бы, чтобы было именно так. 3) Под одеждой можно понимать плащи-накидки, по образу тех, что были в сериале. Кроме того, персонаж прятал лук в основном, среди инструментов и кучи сумок, которые носил с собой. Вообще, длинный лук со смотанной тетивой не каждый сможет опознать, как оружие, особенно, если на нем нет каких-то отличительных знаков, или рукояти. Большую часть времени, персонаж носил лук в "разобраном" виде, так, что тетива была натянута только на одно плечо и обмотана вокруг. Персонаж в основном, просто натягивал тетиву на лук, по мере надобности(поправил в тексте). Почему у него это получалось сделать быстро, я думаю и так понятно, учитывая физ. силу и кучу тренировок.
  2. Биография: Я родился в многодетной крестьянской семье, ещё в Метрополии. Свою "родину" я помню слабо, возможно потому что, то что я видел там, мало чем отличалось от Доминиона. На мой взгляд, во всяком случае. Куда лучше я помню переезд, или вернее будет сказать бегство. Судорожные сборы, порт, толпа толкающихся пони, а затем скрип корабля, тьма трюма и влажная духота. Всё это перемежалось шумом моря и чьим-то тихим плачем. Спуск на берег, в Айнхорне был настоящим облегчением. Нашей семье крупно повезло - при переезде мы немногое потеряли, но что более важно - никто не погиб. После прибытия в Доминион, мы обосновались в Хуффстоне и начали заниматься тем, чем занимались прежде - земледелием. Остаток детства я просто работал на полях и помогал матери по хозяйству. Когда чуть подрос, продолжил заниматься тем же самым, правда в большем объеме, одним словом, был обычным рабочим земнопони. Ха, а сейчас я мог бы сказать, что всегда думал, будто создан для чего-то большего, что всегда хотел побродить по миру, стать героем, прославиться. Да ни хрена подобного, я был уверен, что буду до конца дней собирать сраную пшеничку и картоху. Затем женюсь, заведу кучу сопливых жеребят и в итоге состарюсь и тихо впаду в маразм, развалившись на части, как старый сарай. Ну конечно же, произошло нечто, что всё изменило, но случилось это не сразу, а постепенно, имея четкое начало и не менее четкую кульминацию, с закономерной концовкой. Как-то мы с братьями и папашей работали на поле, в этот раз мы задержались дольше обычного, уже начинало темнеть. Папаня разогнул спину и громким басистым криком возвестил нас о том, что работа на сегодня окончена. Так уж получилось, что когда мы уходили с поля, я отстал от остальных и споткнувшись о какой-то бугорок пропахал носом землю. Когда я открыл глаза, перед моим лицом оказалась странная деревяшка. Вообще, я сначала подумал, что это просто палка, но приглядевшись понял, что это не совсем так. Скорее интуитивно, чем осмысленно, я поднял деревяшку и положил к инструментам, авось ценное что. Эх, тогда я не знал всей ценности этой вещи, забегая вперед, скажу, что это был лук, да не простой лук, а оружие мастерской работы. Изделие, ценность которого обычный глаз не в состоянии оценить. Как он оказался у нас на поле я не знаю, да мне и не особо хочется знать. Мне просто нравится представлять, что сама судьба подложила его туда, чтобы указать мне путь. Судьба. Смешно. Никогда не верил в судьбу. Но что-то я отвлекся, вернемся к истории. Подняв непонятную палку, обмотанную веревкой, я положил её к инструментам на своем горбу и поплелся домой с остальными. Ты будешь смеяться, но у меня ушла примерно неделя на то, чтобы понять, что моя находка была луком. Конечно же, когда я понял, что попало ко мне в копыта, я решил испытать его. Пожалуй глупое решение, но ведь мне было всего шестнадцать. Я понемногу начал приготовления. Самым трудным оказалось добыть стрелы, у нас в семье не принято было давать деньги на карманные расходы. Но мне всё же удалось уговорить одного из заезжих торговцев отдать мне колчан стрел в обмен на корзинку овощей, которую я спе... позаимствовал у своей родни. Место испытания оказалось, на удивление, легко найти. Где-то между полем и амбаром, были заросли диких кустов, окружавших небольшой пустырь. Было странно, что это место до сих пор не сделали частью поля, но на то была причина. Всякий раз, когда кто-то пытался вырубить заросли и обработать почву, происходила какая-то чертовщина. То копыто кто-то сломает, то инструменты пропадут, а один из моих братьев так и вовсе, умудрился шею свернуть, неудачно споткнувшись. Одним словом, это место считалось дурным, а посему было решено не трогать его. Выгадав выходной день, когда меня не буду искать, я взял лук и стрелы и отправился в путь. Не буду врать, когда я в шел туда у меня слегка дрожали копыта, но любопытство всё же было сильнее страха. Приготовления были краткими: я поставил квадратную доску, с грубо намалеванной мишенью, на краю пустыря, кое-как натянул тетиву на лук и достав из колчана стрелу начал целиться. Выстрел. Стрела попала в самый центр мишени, пробив доску насквозь. Шучу, конечно же нет. Стрела не попала в цель, вместо этого впившись в землю возле мишени, а тетива больно хлестанула меня по лицу, как бы оценивая уровень моей меткости. Не слишком удачный опыт, да, но знаешь, было нечто этакое, когда я выстрелил, нечто странное. У тебя когда-нибудь было чувство, будто ты проспал пол жизни, занимаясь незначительными делами, а потом резко проснулся? Будто, когда ты делаешь то, что до этого не делал никогда и неожиданно осознаешь: это то, что тебе нравится, ты готов посвятить этому всё свою жизнь, тебе плевать на неудачи, ты готов делать это хоть до потери сознания. Готов шлифовать своё мастерство, это не просто твоя работа - это твоя сущность, это ты сам. Знаю, звучит слишком высокопарно, но нечто подобное я почувствовал, когда сделал выстрел, ни больше, ни меньше. Помнится в тот день я чуть ли не до ночи стрелял по той злосчастной мишени. Я сорвал мозоли на копытах, а в мышцах поселилась боль, но я всё же попал в центр доски. Моей радости не было предела, я ползал по пустырю и собирал стрелы, а по моему лицу текли слёзы счастья. Остаток дня я помню слабо, но похоже мне удалось благополучно добраться до дома и как-то объяснить свой вид и долгое отсутствие. Чётко я помню лишь одно - спать я лёг с улыбкой на лице, ведь я считал, что моя жизнь обрела смысл. Собственно, так я и начал свои тренировки с луком. В основном, я тренировался по вечерам, после работы, благо природа наделила земнопони завидной выносливостью и я мог себе это позволить. Было сложно объяснить, куда я всё время пропадаю, эти "ночные прогулки" были странностью, а странности в нашей семье не жаловали. Хех, помню меня частенько вызывали на откровенный разговор, думая, что я шляюсь по тавернам и кобылкам. Иногда, буквально прижимали к стене, но мне всё же удавалось отбрехаться. Вообще, было очень много сложностей: прятать лук, покупать новые стрелы, искать новые мишени, про физическое напряжение я даже говорить не буду. Но с другой стороны, всё это сделало меня быстрее и выносливее и пожалуй даже сообразительнее, так что жаловаться я не буду. Я потратил шесть лет на стрельбу, учиться без наставника нелегкая задача, но я старался. Стрельба из далека, стрельба вблизи, на силу, на меткость, стрельба сразу несколькими стрелами, быстрое натягивание тетивы на плечо, быстрое разоружение. Я много экспериментировал и в итоге даже начал выбираться в лес, чтобы пострелять по движущимся целям. Хотя обычно это заканчивалось тем, что я проходил пару деревьев, а затем сверкая копытами несся обратно в город. На самом деле, эти шесть лет были вероятно лучшими в моей жизни, я почти беспрепятственно мог заниматься тем, что мне нравится и при этом не ломать свой привычный быт. А вот мы похоже и дошли до кульминации. Как-то совпало, что был праздник и мне выпала возможность потренироваться днём, без спешки и что самое главное, без привычной усталости. Запас моих стрел уже начинал подходить к концу, когда я уходил с пустыря, у меня в колчане оставалось всего две стрелы. Проходя мимо нашего амбара, я услышал приглушенные стоны. Если бы я просто прошел мимо, всё было бы по-другому, вероятно лучше, чем сейчас. Увы, здравомыслием я тогда не отличался, конечно же я зашел внутрь. Луч солнца, пробивавшийся сквозь дырявую крышу освещал помещение, будто сцену. На сеновале я заметил двоих - кобылку земнопони и единорога жеребца. Отвратительное хлюпанье, поступательные движения и всхлипывания, чередующиеся с мольбами прекратить. Было слишком легко догадаться, что тут происходит. Помнится, я что-то крикнул, единорог оторвался от своего грязного дела, повернулся ко мне и начал что-то говорить. Но я не слышал слов, я даже не смотрел на него. Перед собой я видел лишь ту кобылку, я ведь знал её - это была дочь одного из знакомых моего папаши. Она в основном занималась продажей овощей на рынке, да старалась всячески поддерживать своего старика, совсем раскисшего после смерти жены прошлой зимой. Не могу сказать, что в ней было что-то особенное, обычная земнопони их Хуффстона, разве что посимпатичнее большинства, да по чистоплотней. Мы не были друзьями, так, просто знакомыми, пересекались пару раз. Она просто стояла на месте, возможно она хотела убежать, но не могла - страх способен держать крепче любой веревки. И вот знаешь, когда я увидел её заплаканное лицо с побоями и молящие глаза, со мной произошло нечто странное. Я будто потерял контроль над собой, я одновременно чувствовал ярость и не чувствовал ничего, происходящее будто отдалилось от меня. Я перевел взгляд на единорога, продолжавшего что-то говорить, на его лице было высокомерное выражение, он явно был аристократом, вероятно молодой сынуля какого-нибудь знатного хрена заехавшего на праздник с семьей. В моих копытах почти мгновенно оказался спрятанный под сумками и одеждой лук, натянуть тетиву заняло всего пару мгновений. На лице единорога появилось озабоченное выражение, он заговорил быстрее, начав размахивать копытом. Не знаю, что он говорил, вероятно что-то вроде: "Давай же, черт возьми! Убей меня! Всади эту чертову стрелу мне прямо в сердце!". Быстрым движением, заученным сотнями тренировок, я извлек стрелу из колчана и наложил на лук. Теперь на лице единорога появился страх, его рог засиял, но он не успел ничего сделать. Стрела вошла в его грудь по самое оперение. Я никогда не стрелял по живым пони, никогда не обучался тому, куда надо целиться, чтобы нанести наибольший вред, я просто действовал интуитивно. И этого оказалось достаточно. Мгновение спустя, единорог оказался на полу амбара, из раны текла кровь, а на его лице навечно отпечаталась предсмертная маска из страха и удивления. А потом... Ха, знаешь, я мог бы сказать, что не контролировал себя, что всему виной шок и прочее, но знаешь что? Врать другим - подло, врать себе - гибло и бессмысленно. Поэтому я буду откровенен. Я посмотрел в глаза кобылке, которую "Спас" и кое-что понял. Она всё расскажет, просто не сможет держать в себе, даже не желая мне зла. В моей голове за одно мгновение пронеслись сотни мыслей, но самой четкой была лишь одна - даже если официальная власть меня оправдает, от тайной мести мне не уйти. Я мог бы солгать, но не буду, вторую стрелу я выпустил осмысленно. Так же как и первая, она достигла цели и теперь передо мной было два трупа. На лице несчастной читалось непонимание и как мне показалось осуждение. В остекленевших глазах застыл один единственный вопрос: "Почему?". Она даже не успела понять, почему я это сделал. А потом? Потом я просто покинул Хуффстон. Возможно, было бы более разумно остаться, моё исчезновение могло вызвать намного больше вопросов, чем неожиданный пожар в нашем амбаре. Но я не мог остаться, у меня бы просто не хватило духа смотреть в глаза своей семье, своим знакомым, не хватило бы сил разговаривать с ними, зная что я оборвал чью-то жизнь. Я был убийцей, но что намного хуже - я был убийцей невинного. Когда я тайком уходил из города, со всеми своими немногочисленными пожитками, пожар вероятно уже заметили и пытались потушить. Хорошо что в амбар ещё не успели перенести припасы, было бы мерзко оставить своей семье такой "подарок". Не оглядываясь, я покинул родной дом, а закатное солнце светило мне в спину. Идти на ночь глядя было глупо, а идти без четкой цели и вовсе самоубийственно. Возможно именно на это я и рассчитывал, что мне встретится дикое животное, или кто похуже и оборвет мою жизнь. Но этого не случилось. Не случилось ни в первую ночь, не случилось и во вторую. А значит нужно было найти себе какую-то цель, либо просто прыгнуть с утёса повыше. Я выбрал первое. Собственно, так я и начал свою карьеру искателя приключений и наемника. Поскольку имя Хуффер Бигуит, вряд ли могло внушить кому-то ужас, или хотя бы уважение, как и все начинающие приключенцы, я первым делом решил выбрать себе прозвище. Нужно было нечто пафосное и броское, то, что подчеркнуло бы мою суть - Блэкшот. Думаю достаточно неплохо, как раз под цвет моей гривы. Я определился с родом занятий и новым именем, но оставалась цель. Тут всё просто - стать лучшим. Я не просто буду стрелять по целям, я изучу деревообработку, начну создавать собственное стрелковое оружие. Более точное, более смертоносное. Я буду идти до конца, не важно будет ли это стоить мне жизни, или чего то большего, я сделаю всё, чтобы достичь совершенства. Потому что для меня это единственный способ простить самого себя и поверить, что всё произошедшее было не напрасно. Отношение к власти: По идее я должен ненавидеть королеву и весь её режим и в общем-то так и есть. Я не питаю ко всему этому теплых чувств, но всё же, я не считаю Глэссиал Найт воплощением абсолютного зла. Иногда нужно делать зло, чтобы другим не пришлось, разве не так? И... знаю, это прозвучит жестоко, но в каком-то смысле земнопони и пегасы сами виноваты в своём положении. В конце концов, если бы они хотели что-то изменить, то давно бы подняли мятеж. Отношение к религии: Я не особо разбираюсь во всех этих пантеонах. Более менее, я знаком только с Богиней-Матерью Эпоной, но её идеи мне не слишком по душе. Я кое-что слышал о Варден Блейд, я мог бы ей поклоняться, но насколько мне известно, её прихожане исключительно пегасы да немного единороги. Внешность: Крепкий земнопони средних размеров с черной гривой, голубыми глазами и оранжевой шкурой, на лице небольшая бородка. На боку кьюти-марка в виде лука с тонкой тетивой, из-за того, что метка сливается с шерстью, лук можно принять за какой-нибудь крестьянско-ремесленный инструмент. Мировоззрение: Законно-нейтральный. Возраст: 23 года. Имущество: Броня из шкур, длинный лук +1, 2 колчана стрел, кинжал, инструменты для деревообработки, немного провианта и воды, 10 золотых монет, комната в гостинице пригорода Айнхорна.
  3. Ну что же, надеюсь за некропостинг здесь не банят. Возникли следующие вопросы: 1) Как вообще движуха на сервере, он скорее жив чем мертв, или скорее мертв, чем жив? 2) Персонаж может попасть в Доминион из внешнего мира? Ну то есть, есть ли вообще в Айнхорне причал с кораблями? 3) Если нет, то может ли персонаж с помощью контрабандистов, как-нибудь пролезть в гетто Айнхорна по морю? 4) Земнопони берут в городскую стражу? 5) Персонаж принятый в городскую стражу обязан носить спец доспехи и оружие?(Конкретнее: уютно ли будет чувствовать себя там персонаж с классом монаха) 6) Читал правила, но не вполне понял один момент: игровая смерть(утонул, был убит зомби, упал в лаву и т. д.) считается рп смертью?